rsabc (rsabc) wrote,
rsabc
rsabc

Categories:

Самое известное в России здание из земли - Приоратский (Земляной) дворец в Гатчине.



Приоратский дворец не так роскошен, как другие дворцы пригородов Санкт-Петербурга, однако он – архитектурный символ Гатчины, его своеобразная визитная карточка. Это уникальное строение было сооружено в 1799 году по замыслу архитектора Н.А.Львова для рыцарей Мальтийского ордена и является в России единственным памятником землебитного строительства конца 18 века. Кроме необычной технологии строительства дворец привлекает своим оригинальным обликом, удивительным сочетанием с окружающей природой и почти сказочной поэтичностью. При этом здание, которому более 200 лет - яркий образец экоустойчивого развития и "зеленой" архитектуры.



Название дворца, восходящее к старинному монастырскому и рыцарскому должностному чину, связано с принятием императором Павлом I в 1798 году титула главы - гроссмейстера, или Великого Магистра, духовного рыцарского ордена Иоанна Иерусалимского (еще в 1797 году он утвердил в России "великое приорство" ордена Мальтийских рыцарей).
После занятия острова Мальты войсками революционной Франции резиденция ордена была перенесена в Петербург.


   Для справки:    
В католической Европе приорство – это маленький монастырь, подчиненный аббатству. Возникают приорства около XII века на базе отдаленных ферм и мыз, находящихся в собственности крупных монастырей. Что касается Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, именуемого также Мальтийским, для нужд которого возводился гатчинский Приорат, то изначально он был основан в Иерусалиме для обслуживания паломников, направлявшихся к христианским святыням, но уже вскоре из-за политической обстановки на Востоке превратился в военно-рыцарское объединение, сохранившее, однако, монашеское обличье. Сохранились у него, как и у любого католического монастыря, земельные владения, которые стали именовать Великими Приорствами. Контролировались они воинами-рыцарями, носившими титул Великих Приоров.Одно из таких владений в 1797 году появилось и в России, а для пребывания рыцарей в Гатчине построили приорство, маленький монастырь. Не случайно в павловское время его называли «игуменством» или просто Приоратом. Наименование «дворец» закрепилось за ним только в XX веке, а замком его вообще никогда не называли.



Павел пожелал, чтобы в его любимой загородной резиденции Гатчине появился дворец для, находившегося в эмиграции, принца Конде - приора рыцарского ордена.


Н.А. Львов. Фасад Приоратского дворца. 1797год.
(из фонда архитектурной графики Государственного музея-заповедника «Гатчина»).




В. Л. Боровиковский: Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена.


Николай Александрович Львов. Портрет работы Д. Г. Левицкого, 1780-е, холст, масло.


Проектирование поручили Н. А. Львову. Он подготовил проект небольшого дворца, который стилистически ассоциировался со старинными швейцарскими замками (но никоим образом не копировал их!). Николай Александрович Львов, вошел в историю русского искусства не только как архитектор. Львов проявил себя как популяризатор народной музыки, тогда еще почти неизвестной. В кругу друзей его знали как поэта, драматурга и рисовальщика, а также как человека, интересовавшегося различными техническими новшествами. Исходя из задания, Львов возвел целый архитектурный комплекс, расположенный на насыпной террасе и напоминающий монастырь, чьи высокие вальмовые (четырехскатные) крыши, башня со шпилем и одноэтажная пристройка с готическими окнами (Капелла) создают впечатление, католической старины. Рядом с главным зданием находится одноэтажная кухня. Со стороны Капеллы устроен миниатюрный садик, который когда-то украшали две мраморные статуи Юпитера и Цереры, аллегорически связанные с личностью самого императора (Юпитер символизировал верховную власть, Церера – изобилие). Во внутренний двор ведут ворота, расположенные между двумя караульными будками.

Разумеется, архитектор обращался не к самому Павлу. При строительстве ему приходилось иметь дело с фаворитом царя - генерал-прокурором П. Х. Обольяниновым, грубым, малообразованным, бесталанным, да к тому же еще и завистливым служакой, штатским двойником Аракчеева. Когда пришла пора выбора места под приорат, Обольянинов спросил, где Львов думает его построить, но на указанном месте строить не разрешил. Другое место, предложенное архитектором, он тоже отклонил. "Тогда укажите сами", - сдерживаясь, сказал Львов. Обольянинов показал на болото возле Черного озера - самое бросовое место. "Хорошо, - невозмутимо ответил Львов, - я построю дворец и там, но это будет стоить государю намного дороже..."

Пришлось прокопать рвы и канавы, осушить болото. На образовавшемся из вынутой земли пригорке и был возведен Приоратский дворец. Архитектор великолепно справился с заданием, превратив непригодное для строительства место в площадку, которую поддерживала подпорная стена. Для отвода грунтовых и талых вод Львов устроил подземный канал длиной 34 метра, который впоследствии, вероятно, и породил легенды о существовании подземного хода, идущего от Приората прямо к Большому Гатчинскому дворцу.

Все исследователи отмечают точность расположения Приората, оригинальную композицию, характерный отказ от симметрии. Оригинальность Приората в том, что в нём нет повторов, каждая точка обзора каждая точка обзора рождает ощущение новизны восприятия.. Со стороны Чёрного озера создается иллюзия, будто дворец расположен на острове. Подпорная стена придает дворцу черты крепости. С юга Приорат имеет сходство с готической капеллой. Северный фасад словно вырастает из воды. Со стороны главного входа — это загородная усадьба. Здание кухни выполнено в форме русской избы.


Вид на приоратский дворец со стороны Черного озера. Фото нашего времени.



Приоратский дворец имеет еще одно название - Земляной дворец. Это второе его наименование раскрывает не менее примечательную, чем художественно-архитектурная, строительно-инженерную особенность здания. Дело в том, что дворец, стена и кухня построены Н.А. Львовым с применением "землебита" - прессованной и просушенной земли. Ограда и сторожки у ворот построены из землебитного кирпича, размером 15х30 см. Причём стены ограды сложены, как обычно на извести.

Львов был одним из наиболее активных и последовательных проповедников земляного строительства, внедряя его самым широким образом в строительство и готовя для этой цели специальные кадры (школа обучения крестьян землебитному строительству была организована в районе деревни Тярлево под городом Павловск в пригороде Санкт-Петербурга). Самым лучшим способом доказать прочность этого строительного материала и убедить в его достоинстве было выполнение "высочайшего заказа" в царской резиденции. Сначала в 1797 году вблизи Павловска по проекту Львова строят землебитную "хижину" для фаворитки Павла I фрейлины Е.И. Нелидовой. Затем в Гатчине проводится публичный опыт. По указанию архитектора за несколько дней возвели землебитную стену. Придворные дамы пытались продырявить ее зонтиками, а офицеры разрушить палашами. Стена выдержала натиск, и Львов получил возможность без дальнейших задержек выполнить свой смелый замысел.

Строительство Приората имело для Львова огромное значение. Он хотел доказать возможность возведения крупных архитектурных сооружений по технологии землебита, в России практически неизвестной. Ее преимущества заключались в дешевизне и простоте использования, ибо строительный материал – суглинок – был под ногами. Землю набивали в специальные «станки»-опалубки и прессовали. Хорошо просеянный, освобожденный от растительных примесей (корешков, стеблей растений), слегка увлажненный материал, если он успевал просохнуть, засыпали слоем около десяти сантиметров и утрамбовывали до толщины шести сантиметров. Далее засыпали следующий слой, трамбовали и так слой за слоем до карниза. Для связки между слоями использовали известковый раствор. Высота зданий, построенных из землебита, не должна была превышать два этажа, а стены для большей устойчивости могли быть устроены наподобие контрфорсов, то есть слегка расширяться книзу (в Приорате стены под карнизом на 13 см тоньше стен над цоколем). Описание вышеуказанной технологии было опубликовано в 1790 году в Париже французским архитектором Франсуа Куантеро. Спустя несколько лет книгу перевели на русский язык. Некоторые просвещенные дворяне опробовали новый материал в своих усадьбах, но широкого применения в России он не получил. Только Львов, освоивший землебит у себя в тверском имении Никольское, раскрыл его преимущества. Достоинством этого нового строительного материала Львов считал его пожаробезопасность. К тому же, повсеместное внедрение землебита привело бы, по мнению Львова, к сохранению леса, что расширило бы возможности традиционного российского строительства.

Летом 1798 года за баснословно короткий срок - три месяца (с 15 июня по 12 сентября), было возведено здание дворца.

15 января 1799 года Гатчинское городовое правление приняло законченный дворец, а летом его полностью меблировали.

Стоимость стен составила 2000 руб., в то время как стоимость аналогичных каменных стен была бы 25000 руб.

Приорат был принят императором 22 августа 1799 году, а 23 августа пожалован Мальтийскому Ордену. К этому времени император Павел I был de facto уже великим магистром — главой ордена, таким образом став полноправным владельцем Приората.



Несмотря на обилие документов, только непосредственное изучение Приоратского дворца в связи с подготовкой реставрации позволило точно исследовать его конструкции и соотношение примененных материалов, главный из которых - землебит. Н.А. Львов подобрал такой состав грунтомассы, что по прочности она по сей день соперничает с железобетоном. Объемный состав этой грунтомассы следующий: гравий крупностью от 3 до 7 мм - 4%; песок - 58%; пыль (мелкая земля) - 20%; глина - 18%. Органические примеси не добавлялись. Прочность землебита у Львова через 20-30 лет после возведения здания составила 10-12 МПа, хотя цемент в состав грунтомассы не вводился. Фундамент дворца сложен из известкового камня на известковом растворе на глубину около двух метров. Над ним идет каменный цоколь, образующий пояс до начала оконных проемов. Сверху проложен слой глины, смешанной с соломой, который служит до сих пор отличной гидроизоляцией.

Выше идут стены, которые изготовлялись методом набивки: земля насыпалась в передвижную опалубку слоем не более 16 сантиметров, а затем прессовалась трамбовками, уменьшаясь в объеме в два раза (по другим сведениям - до толщины 5-6 см). Этот уплотненный слой покрывался известью и прослойкой измельченного кирпича толщиной до 6 мм и превращался в основание следующего слоя. Так поднимались стены до высоты двух этажей (около 8,5 м). Толщина стен на уровне подоконника 1-го этажа - 78 см, на уровне подоконника 2-го этажа - 62 см.

Чтобы обеспечить большую прочность и плотность связи землебитных частей и каменной башни, была запроектирована внутренняя кирпичная стена с декоративными нишами. Кроме того, по всему периметру здания на уровне перекрытий проложен пояс из кирпичной щебенки, а над ним - дощатая обвязка. Опорные концы балок подкреплены кирпичными вставками. Все эти и ряд других кирпичных и деревянных конструктивных элементов стали прочным каркасом для землебитных стен и обеспечили их необычайную выносливость.

"Все строение, - писал Львов, - сделано из чистой земли, без всякой примеси и без всякой другой связи, кроме полов и потолка, особым образом для того устроенных... Главный корпус, сверх фундамента, построен весь из земли, набитой в переносные станки, ни снутри, ни снаружи (кроме окон) не оштукатурен, а затерт только по земле скипидарною водою".

Наверное, в назидание сомневающимся Львов не стал штукатурить стены дворца. Так они простояли до 1887 года, и лишь тогда их оштукатурили. Штукатурка произведена по дранке, прибитой к земляным стенам большими коваными гвоздями.

Следует отметить конструктивные особенности подпорной стены. В ее основание горизонтально положены бревна диаметром 27 сантиметров, пропитанные особой каменноугольной смолой, изобретенной Львовым. Над бревнами идет ряд нещадных плит. На плитном слое сложены из блоков известнякового камня две стены - вертикальная задняя и наклонная передняя. Между ними засыпана забутовка - камень и известь. Поверх подпорной стены устроен изоляционный слой из глины, смешанной с соломой.


Н.А. Львов. Фасад Приоратского дворца. 1797год. (из фонда архитектурной графики Государственного музея-заповедника «Гатчина»).





Н.А. Львов. Планы первого и второго этажей Приоратского дворца. 1797 (из фонда чертежей Государственного музея-заповедника «Гатчина»).

Цифры на плане 1 этажа добавлены редактором:

1. Ворота
2. Караульные будки
3. Внутренний двор
4. Садик
5. Одноэтажная кухня
6. Башня и винтовая лестница
7. Одноэтажная пристройка (Капелла)
8. Вход во дворец



В очищенной от штукатурки стене видна "землебитная" кладка. Фото нашего времени.



Приоратский дворец не стал летней резиденцией принца Конде - приора Мальтийского ордена. Вступивший на престол император Александр I не стал продолжать дело отца и оставил за собой звание протектора Ордена. 26 февраля 1810 года своим указом он перевел орденские финансы и его недвижимую собственность в государственную казну. Отныне Приорат стал запасным дворцом. Долгие годы он служил обычным запасным гостевым дворцом, которым почти не пользовались, но тщательно сохраняли.

Члены императорской семьи редко выезжали во дворец, в основном на краткий отдых. В 1810 году вдовствующая императрица Мария Федоровна посетила Приорат вместе со своей дочерью Анной и статс-дамами, чтобы осмотреть макет города Риги, а в 1822 году у стен дворца она устроила праздник для сельских жителей Гатчины; через несколько лет с ее разрешения в одном из помещений Приората временно разместили лютеранский храм. Некоторое время здание использовали для хранения книг и старых картин из Большого дворца, а в 1840-е годы Николай I предоставлял его генералитету, приезжавшему в Гатчину на маневры. 3 сентября 1840 года в Приорате произошло важное событие: состоялась первая встреча принцессы Марии Гессенской, высоконареченной невесты наследника престола Александра Николаевича (император Александр II), в честь которой императрица Александра Федоровна приготовила парадный обед.

После вступления на престол Александра III и переезда императорской семьи в Гатчину, в Приорате решили разместить певчих придворной Капеллы. Для этих целей в 1884-1887 годах провели капитальный ремонт и дворец приспособили для круглогодичного проживания пятидесяти человек. Было реконструировано отопление, устроены водопровод и канализация, а также укреплены перекрытия. Именно тогда в помещениях первого этажа появились чугунные колонны, сохранившиеся до наших дней. Эти работы на долгие годы предотвратили разрушение дворца, который без серьезных ремонтов смог просуществовать еще сто лет и пережить войну.

Тогда же Приоратский дворец начал привлекать к себе внимание путешественников и художников: его запечатлели в своих произведениях Василий Жуковский, Андрей Мартынов и Тарас Шевченко. В начале 20ого века романтический облик Приората - сказочного, спрятавшегося в лесной глуши замка - привлекал Валериана Каменева, Мстислава Добужинского и Николая Лансере. (сейчас эти картины находятся в коллекциях российских музеев и частных собраниях).

Только в предреволюционные годы Приорат стал постепенно открываться для гатчинской публики. По инициативе Гатчинского церковно-приходского братства и с разрешения вдовствующей императрицы Марии Федоровны в 1913 и 1914 годах в его стенах были организованы две благотворительные выставки с участием известных художников. Газеты сообщали, что помещения Приората, «наполненные живыми цветами и хорошо освещенные солнцем», «очень подходят для экспозиций».

В годы Первой мировой войны здесь размещался военный госпиталь, а в 1917 году пустовавшее здание заняли местные партийные органы. После 1917 года Приорат использовался в основном как дом отдыха, как районный краеведческий музей.

Время пощадило дворец, и в немалой степени этому способствовал выбор материала, который с возрастом становится прочнее. В дни Великой Отечественной войны здесь шли ожесточённые бои. От снарядов и авиабомб рушились даже массивные каменные постройки, а землебитный дворец выстоял, но оккупанты нанесли ему существенный ущерб. Проведенные в спешке консервационно-восстановительные работы не принесли долговременных результатов, и здание пришло в упадок. В 2004 году Приоратский дворец полностью восстановлен и открыл свои двери для посетителей, как музей. В зале Приоратского дворца под названием "Капелла" проводятся концерты.



Фото 1910 года.


Фото до 1917 года.


Фото конца 19 века.



Чертеж. Планы, фасад Приоратского дворца 1887 г. Николай Всеволодович Дмитриев. 1820-е гг.
Из фонда архитектурной графики Государственного музея-заповедника «Гатчина».



Рисунок из альбома обмеров. Из фонда архитектурной графики Государственного музея-заповедника «Гатчина».


М.В. Добужинский. Гатчина. Приорат. 1914. Открытое письмо.


Н.А. Львов в свое время писал: "Земляное битое строение, как для удобности в постройке, так и для прочности своей, требует почти особого рода архитектуры, хотя простой, но в простоте своей довольно красивой и прочной". Слова зодчего полностью соответствуют истине: Приоратский дворец, образец высокой простоты и подлинной красоты, несмотря на непритязательность материала, выстоял и вызывает восхищение каждого, кто его видит.

Стоит отметить, что выбор "землебита" для строительства Приоратского дворца, а так же, возможно, интерес Львова к земляному строительству, появились не просто так. Выбор материала для строительства Приоратского дворца символичен и связан с Библией . Дело в том, что в книге «Исход» в 20 главе есть 24 и 25 стихи, и там Господь через Моисея, обращаясь к народу говорит: сделайте мне жертвенник из земли. А если будете — это следующий стих — делать его из камней, то нетесанных, чтобы железа не касалось. Возможно Павлу в этом Приоратском дворце видился, призрак будущего храма Соломона, который он хотел восстановить. Пожелания заказчика дворца - Павла I - наверняка учитывались. Да и сам Львов — яркий представитель Русского Просвещения: архитектор, график, поэт, переводчик, музыкант -  был верующим человеком, увлекался массонством, и при проектировании каждого здания скурпулезно изучал стилистику первоисточников, углублялся в историю. (Стоит вспомнить хотя бы его знаменитые пирамиды.)


P.S.: У архитектора Н.А. Львова были и другие, менее знаменитые, постройки из земли. Например, известны строения, а это два здания (одно двухэтажное, другое одноэтажное), в бывшей Симоновой слободе, которые в 30-х годах XX века были еще обитаемы. Эти здания были позже разрушены при строительстве цехов Московского завода малолитражных автомобилей.



Объявления при входе в музей "Приоратский дворец". Фото 2012 года.


Это фото и ниже - лето 2012 года.






Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Автор - составитель статьи Т. Алексеева
[При подготовке статьи использованы следующие источники:]
При подготовке статьи использованы следующие источники:
Статья "Приоратский дворец" Автор текста А.Н. Спащанский. (Составители А.Н. Спащанский, И.Э. Рыженко.«Приоратский дворец в Гатчине». Издание Государственного музея-заповедника «Гатчина», © 2004. Материал для публикации предоставлен Н.С. Батениным, директором Государственного музея-заповедника «Гатчина».)
Сайт государственного музея - заповедника "Гатчина".
Все, что Вы не успели узнать о Гатчине: Гатчина 3000. Земляной Дворец. Приоратский дворец в Гатчине".
Wikipedia: Приоратский дворец.
Wikipedia: Львов Николай Александрович.
Сайт "Гатчина скволь столетия". Приорат. 
www.trassa.narod.ru Гатчина. Приоратский дворец.
Форум "Экопоселения" Статья "Удивительные пирамиды Львова" Сергей Кривенко.
www.forum.freemasonry.ru - к сожалению, эта страничка закрылась на следующий день после написания статьи. Ее копию, но уже без иллюстраций, можно увидеть здесь: http://lib.rus.ec/b/213808/read
В статье использованы фотографии Татьяны Алексеевой.


Tags: "зеленое" строительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments